Козел решается на прыжок (часть 1)

Быть может для читателя, не работающего в области поведения животных и человека, мотивация, стимул, реакция кажутся отвлеченными, не интересными понятиями. Поэтому я приведу пример, как предсказывают поведение животного в ближайшие минуты и часы. Как раз представление о мотивациях, стимулах и реакциях поможет нам в предсказании.
Возьмем, как пример, поведение безоарового козла (Capra hircus) в горах Копетдага в Туркмении. В безлесных горах Копетдага мы можем издалека наблюдать в подзорную трубу или сильный бинокль за всеми его действиями. Вот он спит на уступе скалы, у края очень глубокого ущелья. Пусть это будет момент отсчета времени в нашем наблюдении. Вот козел проснулся, открыл глаза. Что он видит вокруг? Чего хочет? Что предпримет?
Мы с уверенностью можем сказать, что в момент пробуждения у него уже существует определенное желание. Наш козел – самец, и наблюдения мы ведем как раз в период гона (ноябрь – начало декабря). Тогда к моменту пробуждения у козла можно предположить половое побуждение. Однако нельзя забывать и еще одного: страх – результат его предыдущего опыта, возможно, именно страх окажется наиболее сильной мотивацией. Возможно, козел и проснулся потому, что услышал настороживший его звук. Кроме того, некоторые побуждения связаны с суточной активностью зверя – предположим, что во время отдыха он проголодался и, кроме того, отлежал себе бок и хочет почесаться.

Очевидно, эти побуждения неравноценны. Слабее всего стремление к комфортной активности – например, желание почесаться, с этим можно и подождать, и сильнее всего – страх. Что касается половой и пищевой активности, то тут ситуация может меняться. Вполне вероятно, что, если обстановка спокойная, козел отправится на поиски самки, а может быть, он настолько проголодался, что предпочтет сначала подкрепиться. В зависимости от сезона года и от суточного ритма жизни порядок подчинения активностей может меняться. Нужно учитывать и конкретные обстоятельства. Может ли козел, испуганный нашим появлением, уходя от опасности, одновременно пощипывать траву? Такая возможность не исключена. Например, если несколько дней подряд мешать ему жить спокойно, он действительно начнет кормиться на ходу.
В книге «Агрессия» К. Лоренц приводит метафору Д. Гексли[210]: «Человек – это корабль, на мостике которого находится много капитанов. Каждый из них высказывает свое мнение и в конце концов достигается определенный компромисс. Если же нет – корабль на некоторое время теряет руководство. Животное – это корабль, капитаны которого заключили соглашение выходить на мостик по одному». К. Лоренц считает, что эта метафора может быть применена только в отношении оборонительной активности, которая действительно доминирует над другими. В остальных случаях все желания могут перекрещиваться, импульсы могут в равных взаимоотношениях сочетаться или устранять друг друга. Когда животное пасется, оно не теряет полностью своей осторожности и, оглядываясь вокруг, замечает не только траву, кусты или воду в роднике, но и передвижение волка, появление человека.
Вернемся к моменту пробуждения козла. Он встал и начал осматриваться. Было бы неправильно думать, что он осматривается вообще, просто так, чтобы узнать, что происходит в окружающем мире. Существуют доказательства того, что козел ищет вполне определенный сигнал (стимул).
Избирательность в поиске стимулов, соответствующих ведущей мотивации, в какой-то мере исключает восприятие иных. Именно поэтому, увлекшись пастьбой, животное подолгу не замечает подкрадывающегося охотника; самцы, разыскивая самок, подходят к человеку на необычно близкое расстояние. Исследование окружающей обстановки производится в порядке иерархии активностей, поиск опасности обычно предшествует поиску пищи и т. п.
Если козел, осмотревшись, заметит охотника и побежит, мы с достаточной уверенностью можем утверждать, что зеленые лужайки вокруг не привлекли его внимания. Если козел сначала бежит к пасущейся неподалеку самке, возникает предположение, что приближающегося охотника он не заметил. Эти рассуждения могут показаться недостаточно точными. Однако, если обратиться к опыту исследователей поведения, к опыту охотников, мы убедимся, что они не столь уж далеки от истины.
Козлы очень хорошо запоминают расположение окружающих их предметов, скажем, деревьев арчи (вид можжевельника), тут и там растущих по склонам Копетдага. И если при пробуждении зверь заметит, что одно из деревьев стало гуще, потому что мы спрятались за этим деревом, это тотчас вызовет у него тревогу. Скорее всего козел свистнет, предупреждая товарищей об опасности, и кинется бежать. Поведение соседей, в особенности их испуг, для козла – один из первейших и важнейших сигналов. Проснувшись, он прежде всего оглядывается на других животных, потом осматривается вокруг – не изменилось ли расположение окружающих предметов.
Итак, пробуждение козла определилось, он успел осмотреться и готовится принять решение к действию. Простой рефлекторный ответ, когда вслед за сигналом тотчас следует одна реакция, в природе можно видеть не так уж часто. Тот же козел после выстрела шарахается, пробегает один-два метра, а потом снова останавливается, шарит глазами вокруг, старается угадать, откуда ему грозит опасность. Гулкое эхо выстрела перекатывается по ущелью, отражаясь от его стен. Кажется, что звук несется отовсюду, и животное не может понять, где находится, где притаился человек. Пули щелкают о камни справа и слева от зверя, а он все стоит, пытаясь разобраться в обстановке и принять правильное решение.
На чем он основывается в выборе направления бегства? Допустим, что козел достаточно самостоятелен в своем поведении, что это взрослое или, может быть, старое животное, которое не станет подражать своим молодым товарищам, а будет искать свое собственное самостоятельное решение. В точности так же, как опытный охотник знает в родных горах все «входы и выходы», знает участок своего обитания и козел. Достаточно несколько недель понаблюдать за поведением козлов, попугать их и после этого посмотреть, где и как они будут спасаться от опасности, и мы убедимся, что существуют вполне определенные тропы, которыми животное будет пользоваться, вполне определенные труднодоступные скалы, где он попытается отстояться, переждать опасность. Вскоре удастся выделить среди этих троп важнейшие, магистральные, и их развилки, более мелкие тропы, ведущие к пастбищам, к водопою, к местам убежищ.

Зоологам это и раньше было хорошо известно, однако физиологическое объяснение этого факта до сих пор вызывает большие споры.

[…] к списку литературы […]

You may also like...