Психологические свойства толпы

ЛеБон анализировал свойства толпы. Мы ограничимся перечислением этих свойств, отсылая интересующегося читателя к первоисточнику[260], из которого мы выбрали по своему усмотрению свойства толпы, и к работе Р. Мокшанцева и А. Мокшанцевой[261].
Толпа находится в состоянии выжидательного внимания, которое облегчает всякое внушение.
В толпе противопоставление «мы» и «они» достигает опасной величины. Толпа создается на базе противопоставления данной общности объекту недовольства. В толпе отсутствует критическое отношение к себе и присутствует «нарциссизм» – «мы» безупречны, во всем виноваты «они.
Экстремизм.
Стремление толпы немедленно превратить в действия внушенные идеи.
Личный интерес очень редко бывает могущественным двигателем в толпе.
Толпа мало способна проявить настойчивую волю и рассудительность.
Толпа может иногда демонстрировать очень высокую нравственность, самоотверженность, преданность, бескорыстие, самопожертвование, чувство справедливости.
Мнение толпы непостоянно.
Толпа считает реальными образы, вызванные в ее уме и зачастую имеющими лишь очень отдаленную связь с наблюдаемым ею фактами.
Толпа не рассуждает и не обдумывает. Она принимает или отбрасывает идеи целиком. Она не переносит ни споров, ни противоречий. Рассуждения толпы основываются на ассоциациях, но они связаны между собою лишь кажущейся аналогией и последовательностью. Толпа способна воспринимать лишь те идеи, которые упрощены до предела.
Для толпы не существует ничего невероятного, однако невероятное-то и поражает всего сильнее. Толпа отворачивается от очевидности, которая не нравится ей, и предпочитает поклоняться заблуждениям и иллюзиям, если только они прельщают ее.
Не испытывая никаких сомнений относительно того, что есть истина и что есть заблуждение, толпа выражает такую же авторитетность в своих суждениях, как и нетерпимость.
Отсутствие ясных целей, отсутствие или диффузность структуры порождают легкую превращаемость толпы из одного вида в другой. Такие превращения позволяют манипулировать поведением толпы в авантюристических целях либо в целях сознательного предотвращения ее особо опасных действий.
Будучи в основе своей чрезвычайно консервативна, толпа питает глубокое отвращение ко всем новшествам и испытывает безграничное благоговение перед традициями.
Все убеждения толпы имеют черты слепого подчинения, свирепой нетерпимости, потребности в самой неистовой пропаганде, что присуще религиозному чувству.
Неспособность к осознанию законности и последствий своих действий, подражание соседям, реагирование на простые призывы и объяснения.
Различные импульсы, которым повинуется толпа, могут быть, смотря по обстоятельствам (а именно по характеру возбуждений), великодушными или злыми, героическими или трусливыми, но они всегда настолько сильны, что никакой личный интерес, даже чувство самосохранения, не в состоянии их подавить.
Толпа находится под влиянием возбуждений минуты. Толпы может последовательно пережить и пройти всю гамму противоречивых чувствований, но всегда будет находиться под влиянием возбуждений минуты.
Чувства и идеи отдельных лиц, образующих целое, именуемое толпой, принимают одно и то же направление. Рождается коллективная душа, имеющая, правда, временный характер. Толпе знакомы только простые и крайние чувства.
Иррациональность толпы. Линчевание, разгромы витрин, убийство людей, обвиненных в колдовстве, не соответствуют нормам обычной жизни. Однако такой подход как бы снимает ответственность с людей, поведших себя также как все.

В толпе преувеличение чувства обусловливается тем, что само это чувство, распространяясь очень быстро посредством внушения и заражения, вызывает всеобщее одобрение, которое и содействует в значительной мере возрастанию его силы.
Какими бы ни были чувства толпы, хорошими или дурными, характерной их чертой является односторонность. Односторонность и преувеличение чувств толпы ведут к тому, что она не ведает ни сомнений, ни колебаний.

[…] к списку литературы […]

You may also like...