Сходство поведения человека с поведением других приматов (часть 2)

Социальная структура популяций людей напоминает многоуровневую социальную структуру популяций бабуинов. Однако для популяций людей характерны три особенности: моногамные связи, доминирование в социальной жизни распознавания и привязанности к родственникам, сильные связи внутри групп и между группами.
Эволюция социальной структуры, сформировавшая современную социальную структуру, шла по пути укрепления связей между размножающимися парами, что привело к группам строго связанных между собой пар и далее к образованию многосемейных групп и, наконец, к федерации таких групп.
Первые люди с чертами протонеандертальца существовали в Европе ещё 600–350 тысяч лет назад, последние неандертальцы жили 39–41 тысяч лет назад (Amos 2010[294]). Исследователи согласны в том, что cовременный человек сформировался как вид в Африке и колонизировал остальной мир примерно 50 тыс. лет назад. Современные люди (кроманьонцы) жили рядом с неандертальцами и, возможно, истребили (съели в прямом смысле) своих менее развитых соседей.
Неандертальцы сейчас неплохо изучены. Хотя многие полагают, что это был отдельный вид в роде Homo, боковая ветвь, а не прямой предок современного человека, исследования поведения и социальной структуры популяций неандертальцев позволяют искать корни «толпизма».
Напомню положение человека согласно современной систематике[295]:
СЕМЕЙСТВО ГОМИНИДЫ – HOMINIDAE GRAY, 1825
ПОДСЕМЕЙСТВО PONGINAE ELLIOT, 1913
Род Орангутаны – Pongo Lacepede, 1799
2 вида P. abelii Lesson 1827. Суматранский орангутанг.
P. pygmaeus Linnaeus, 1760. Калимантанский орангутанг.
ПОДСЕМЕЙСТВО HOMININAE
Род Гориллы – Gorilla Geoffroy, 1852
1 вид
G. gorilla Savage, 1847. Горилла обыкновенная
Род Шимпанзе – Pan Oken, 1816
2 вида
P. troglodytes Blumenbach, 1775. Обыкновенный шимпанзе
P. paniscus Schwartz, 1929. Карликовый шимпанзе
Род Люди – Homo Linnaeus, 1758
1 вид
H. sapiens Linnaeus, 1758. Человек разумный
В «Происхождении человека»[296] Ч. Дарвин пришел к выводу, что наш предок был слаб физически и высоко социален.
Неандертальцы использовали разнообразную пищу, по сути были всеядными. Однако изотопный анализ костных остатков наших прапредков показывают, что они питались преимущественно крупными животными, были в большей мере охотниками, чем собирателями. Древние люди питались мясом крупных и мелких животных, собирали съедобные растения, мед, фрукты, орехи.
Как показали Kaplan и его соавторы[297], изучившие 10 сообществ современных нам народов, находящихся на более ранних ступенях социально-экономического развития, мужчины охотясь, доставляют в свои семьи 68% калорий и 88% белка. Женщины, возделывающие огороды и собирающие «плоды Земли» приносят в семью остальную долю питательных веществ. Причина «производственного» неравенства в том, что в этих обществах охотятся преимущественно на крупную дичь, что требует дальних походов и было бы опасно для женщин, тем более беременных. В этом исследователи видят причину преобладания в этих сообществах полигинии (многожёнства).
Одной из особенностей, свойственных «человеку разумному» (Homo sapiens), это дележка еды не только с членами своей семьи, но и соседними семьями. Эта особенность поведения служила основой сосуществования нескольких семей в одной пещере или на одной территории[298]. В современных сообществах людей, ведущих первобытный образ жизни, распространена совместная доставка крупной добычи к лагерю. Дележка добычи охватывает все семьи, живущие рядом.
Используя данные исторической антропологии и знание социальной структуры популяций приматов, обитающих в разных условиях, удается наметить этапы формирования поведения современного человека. Предки современного человека жили семьями или небольшими группами. Масса людей не могла бы прокормиться, не могла бы найти пещеру, подходящую по размерам как убежище. Массы кочевников возникли гораздо позже, на другой ступени социального развития.
Данными пале экологов (Kuhn, 2013[299]) показано, что популяции наших ближайших предков, живших в Среднем Палеолите и уже умевших делать разные каменные орудия, были немногочисленны и фрагментированы. Генетические исследования последних лет (Bocquet-Appel, Degioanni 2013)[300] показали, что численность неандертальцев была невелика, в пределах 5 – 70 тысяч индивидуумов.
Из работ пале экологов мы также узнаем, что в восточной и южной Африке 75-90 тысяч лет назад люди были весьма подвижны. Они перемещались на сотни километров, вероятно, встречались с другими такими же бродячими группами[301]. Сопоставляя, где в Среднем Палеолите люди могли достать подходящий материал для каменных орудий, и где такие орудия были найдены, исследователи установили, что древние люди носили каменные топоры и ножи с собой, унося их ежедневно на 20-50 км, а в некоторых случаях и на 100 км (Kuhn, 2013).
Генетические исследования аборигенов Австралии показали высокий уровень смешения групп, что также доказывает высокую подвижность людей, контакты жителей удаленных мест[302].
Все это свидетельствует, что наши предки жили маленькими семейными сообществами, не образовывали больших скоплений или кочующих групп. Такие большие собрания, например, как воинские формирования древнего Египта появились значительно позже. Как видим, «коллективное» поведение толпы нельзя вывести из поведения наших человекообразных предков.

[…] к списку литературы […]

You may also like...