Взаимопомощь – закон природы

Идеи Ч. Дарвина о естественном отборе[305] наиболее приспособленных особей как результате внутривидовой борьбы за существование вызвали обширную дискуссию о том, что преобладает в социальном поведении животных: борьба или взаимопомощь. Как доказывал на обширном материале П.А. Кропоткин, «война каждого против всех отнюдь не является законом природы. Взаимопомощь оказывается таким же законом природы, как и взаимная борьба»[306].
Современные исследователи называют период до 1960-х годов временем «наивного группового селекционизма» (naive group selectionism), поскольку полагают, что с приходом эры социобиологии представления о социальном поведении как одной из форм видовых адаптаций должно быть в корне пересмотрено. По их мнению, невозможен иной путь адаптации, включая и развитие социального поведения, кроме как естественный отбор генотипов. Социобиологи рассматривают социальное поведение с точки зрения естественного отбора и обеспечения репродуктивного успеха. Например, альтруизм исследуется с точки зрения возможности передачи наследственных качеств вожака потомкам. Жертвуя собой, вожак обеспечивает выживание своих детей или других родственников, увеличивая таким образом «совокупную (inclusive) приспособленность» семьи или группы[307]. В своей ставшей исключительно популярной книге «Эгоистичный ген» Р. Докинз представил эти возрения в предельно острой форме: поведение людей и животных запрограммированно «эгоистическими генами» (selfish genes), любое поведение, которое с первого взгляда кажется проявлением альтруизма, на самом деле происходит в интересах этих генов[308].
Поведение вожаков, например, косячного жеребца, вступающего в схватку с волками, или вожака-павиана, защищающего свою группу от леопарда, с точки зрения социобиологии могло возникнуть в результате естественного отбора, потому что способствовало сохранению генов альтруизма в выживших потомках этих вожаков. Если группа велика и не все особи являются прямыми родственниками вожаков, привлекается теория родственного отбора (kinship selection), математически рассчитывается вероятность того, что даже малая доля родства с вожаком позволит сохранить в потомстве соответствующие гены. Соответственно, появление помощников вожаков тем менее вероятно, чем меньше их родство с вожаками.
В течение примерно тридцати лет накапливались факты как в пользу социобиологических воззрений, так и против них. Вполне очевидно, что многие проявления социального поведения, например, вожаки-сторожа, защитный эффект стада, коллективная оборона, иерархия в многотысячных стадах трудно объяснимы с точки зрения увеличения совокупной приспособленности. Тем более, когда речь идет о человеческом обществе, многие ученые сомневаются в применимости социобиологических подходов к человеку. Крайние взгляды отражает «disconnectionism», вообще отрицающий возможность применения дарвиновской теории отбора к людям. Его сторонники указывают, что социальное поведение, тем более в таких его сложных формах, какие свойственны лидерам человеческих коллективов, правильнее объяснять с точки зрения культуры и социологии[309]. Концепция «эгоистического гена» признается фаталистичной и приводящей к ряду выводов, неприемлемых с точки зрения морали и демократии.
Узловым моментом в дискуссии «за» и «против» стала проблема «группового отбора». Социобиологи долго противились самой идее группового отбора, не находя здесь связи с отбором генов. Однако с 1990-х годов стала развиваться гипотеза многоуровневого отбора («multilevel selection»). Понимая, что взаимопомощь (в ее многообразных формах) необходима для выживания группы, предполагают, что естественный отбор действует на разных биологических уровнях. Эгоистичные индивиды более конкурентоспособны по отношению к альтруистам внутри группы, альтруистические группы более конкурентоспособны по отношению к эгоистическим группам[310]. Многоуровневая модель естественного отбора предполагает разделение эффекта отбора генов внутри групп и между группами[311]. Новые представления в социобиологии утверждают возможность как внутригруппового, так и межгруппового отбора[312]. Доказывают, что более высокие уровни адаптации (например, адаптация социального поведения) достигаются отбором на более высоких уровнях организации (межгрупповом, межпопуляционном).
Групповой отбор – важная движущая сила эволюции человека, в которой культурные процессы создают полезные отличия между группами, даже если они включают в себя множество неродственных особей[313]. Межгрупповой отбор позволяет лучше объяснить возникновение и закрепление альтруистического поведения. Согласно Williams G., особенности поведения, которые полезны для группы, часто неблагоприятны для отбора внутри группы[314]. D. Wilson, E. Wilson считают это фундаментальной проблемой социальной жизни[315].

[…] к списку литературы […]

You may also like...