О происхождении морали и эволюционных корнях войны

На протяжении всей работы мы возвращались к различиям в поведении масс людей в нормальной и чрезвычайной обстановке. Правила нормальной жизни в европейском обществе требуют быть в обществе хотя бы минимально одетым, не демонстрировать некоторые физиологические отправления и т.п. В более развитом обществе формируются и более изощренные правила человеческого общежития, такие как соблюдение правил дорожного движения, не кричать на улице и т.п. В чрезвычайной ситуации, но в момент, когда включается сознание и человек уже действует не автоматически, следуя врожденным программам поведения, а сознавая свои поступки, люди могут проявлять альтруизм, помогая окружающим, становиться героями, спасающими собрание, или негодяями, находящими путь спасения, «пройдя по головам» других людей.
Какие из этих норм (мирной и чрезвычайной обстановки) достались нам от поведения наших предков? Или какая-то часть принадлежит только человеку разумному? Как бы не было далеко поведение летчика, управляющего самолетом, от поведения дикаря, но движения рук и ног обоих примерно одинаковы. Точно так же работа в Интернете предполагает распознавание на экране образов, запоминание последовательностей действий и подобных деталей поведения, в которых можно найти сходство с поведением наших предков. Сейчас даже для собак изобретаются компьютерные игры, а шимпанзе способны оперировать 200 словами и еще большим числом образов (картинок)[316].

История человечества – это, в значительной мере, история войн. Хотя убийство людей во всех обществах считается незаконным в мирное время, во время войн этот принцип отменяется в отношении тех, кто объявлен врагами. Таким образом, убийства, насилия, разрушение чужой собственности, нарушение всех мирных норм поведения людей становятся нормой поведения в особых обстоятельствах, которыми считается война.
Являются ли нормы поведения в военное время гомологичными «коллективному» поведению толпы? Если мы согласимся с этим, то логично искать в эволюции корни такого поведения современных людей.
Зоосоциология признает агрессию как механизм формирования индивидуальных дистанций, иерархии и территориализма. Как мы уже говорили, агрессивное поведение человека во многих деталях сходно с агрессивным поведением всех позвоночных. Такие проявления агрессивного поведения как демонстрации своего агрессивного настроя (надувание, вставание на задние ноги, принимание боевой позы, «тяжелое» дыхание и т.п.) известны не только у млекопитающих из большинства отрядов, но и у рептилий.
Однако военное поведение характеризуется еще и как координированное агрессивное поведение групп людей. Поведение толпы несет в себе и элементы территориализма (вроде устройства майданов, установления палаточных лагерей, зажигания сигнальных костров), и элементы нарушения доминирования (борьба против сил полиции). Как далеко в эволюции мы можем проследить такое поведение? Агрессивное поведение групп детально описано у шимпанзе.

[…] к списку литературы […]

You may also like...