«Слушай мою команду»

Утром 6 февраля 2004 г. Сергей Кавунов, подполковник главного управления МЧС России по городу Москве, ехал на работу до станции метро «Тверская». Купил «Спорт-Экспресс» и собирался, как обычно, сесть во второй вагон от начала поезда. Но неожиданно увидел женщину, очень похожую на жену. Такая же шуба и что-то неуловимо знакомое. Пытаясь догнать «жену», Сергей сел в третий вагон. Женщина повернулась к нему лицом, и Сергей понял, что ошибся. Мужчина встал у первой двери и начал читать.

Неожиданно дверь вагона вогнулась и открылась примерно на 15 сантиметров.
«Я почувствовал воздушный удар, и меня немного оглушило, посыпались стекла, плафоны. Как устроено метро, спасатели знают, и я стал предполагать, что могло случиться – думал, что проблемы с трансформатором. Через какое-то время поезд остановился, в вагон сразу пошел дым. Через 30-40 секунд после остановки состава стали терять сознание женщины», – рассказывает Сергей Кавунов.[353]
«Видимость была практически нулевой, свет погас, работало только аварийное освещение, но паники не было.
«Простые граждане могли никогда не сталкиваться со подобными сложными ситуациями, но вели себя достойно. Я успокаивал людей, говорил, что нельзя открывать двери, пока контактный рельс не будет обесточен. Просил людей, у которых с собой была вода, смачивать ткань и закрывать нос и рот», – вспоминает Кавунов.
«Примерно через 15 минут стали себя плохо чувствовать и мужчины. Я почувствовал, что «плыву», решил, что последнее, что нужно успеть сделать — выбить ногами окно, – рассказывает Сергей. – Прошло около 20 минут, и машинист объявил, что контактный рельс обесточен, можно эвакуироваться в сторону станции метро «Автозаводская», двери вагонов открылись».
«Мужчины спрыгнули вниз и стали принимать в первую очередь детей и женщин, кто-то был уже без сознания, кто-то в полуобморочном состоянии. Все было в дыму, раздавались крики «быстрее», «вперед».
«После того как все спустились, я проверил вагон. С той стороны, где находился состав, ничего не было видно, – вспоминает Сергей. В тот момент я был занят вопросом эвакуации, на пути стояли две трансформаторные будки, и обойти их было невозможно».
«Часть людей пошла в сторону «Павелецкой». За мной шли несколько человек, я старался замыкать цепочку и никого не потерять. Около последнего, хвостового вагона, увидел на путях тело. Я проверил – труп. Через несколько шагов заметил фрагмент тела. Я никак не мог понять, что же произошло», – рассказывает Кавунов.
Мужчины, идущие с Сергеем, высказали предположение, что во втором вагоне произошел взрыв. В полумраке я увидел еще три тела, осмотрел, живых среди них не было. Я развернулся и побежал обратно ко второму вагону, там могли быть раненые. Рядом со вторым вагоном была жуткая тишина и полумрак, там, внутри, угадывались силуэты нескольких стоящих человек. Когда я подошел ко второй двери, понял и ощутил масштаб случившегося. Это было жутко», – вспоминает Сергей.
Осмотревшись, Сергей увидел нескольких человек на сиденьях, они были живы. Позвал тех мужчин, которые стояли в вагоне, нужно было срочно искать и эвакуировать раненых.
«Ребята ответили мне, что если я такой смелый, то должен сделать все сам. Они не понимали, чем могут помочь, но и уйти не могли. Я подошел ближе и представился: «Подполковник Кавунов, отдел экстренного реагирования главного управления МЧС. Слушай мою команду», – рассказывает Сергей. – И мы начали работать».
Кавунов осмотрел сидящих, но им он уже не помочь. На небольшой площади вагона было очень много погибших, почти все раненые – без сознания.
«Около первой двери я заметил женщину, нащупал пульс – живая. Она стонала, я стал гладить ее по голове и помню, что говорил: «Хорошая моя, сейчас мы тебя достанем, не переживай, все будет хорошо», – вспоминает Сергей.
Существуют правила, по которым спасатели работают с пострадавшими. Нужно обязательно искать контакт с человеком, чтобы он чувствовал себя защищенным и знал, что он не один.
«Потихоньку мы освобождали ее. Я представляю, как тяжело было для ребят первый раз взять и оттащить тело, чтобы освободить живого человека. Они справились», – рассказывает спасатель о своих помощниках.
Сергей проверил, нет ли у женщины травмы спины, и мужчины эвакуировали ее из вагона.
«В это время подошла первая бригада работников метро. Я посадил ее к стене и попросил одного из пришедших: «Сиди рядом с ней, разговаривай, не позволяй терять сознание. Мужчина сел рядом», – говорит Сергей.
Спустя несколько месяцев они встретятся. Сергей узнает, что спасенную им женщину зовут Людмила.
«Второй, третий, четвертый вагоны… мы работали по одной схеме. Количество человек, которых мы вытащили, назвать не могу, не считали», — рассказывает Кавунов.
Скоро в тоннеле появился свет от фонариков – пришла первая бригада спасателей. Сергей вспоминает, что первого зашедшего в вагон спасателя он схватил за куртку, подтянул к себе и сказал: «Узнаешь?». Спасатель кивнул.
«И я начал ставить задачи. Мне нужно было, чтобы они сразу включились в работу», – вспоминает Кавунов.
На поверхность Сергей вышел спустя четыре часа после теракта. Понял, что больше ничем не может помочь, позвонил жене и поехал домой.
«Встречаться с людьми, которых мы спасаем, не принято. Это наша работа, мы не ищем и не ждем благодарности. Но через несколько месяцев после теракта одна из телекомпаний нашла Людмилу, ту самую женщину, которую мы вытащили первой, и устроила нам встречу. Теперь мы дружим», – говорит Сергей.
Шестого февраля, каждый год, он отвозит цветы на «Павелецкую» и едет на работу.
За организацию спасательных работ Сергею Кавунову был вручен орден Мужества. Люди, которые помогали в эвакуации пострадавших, были награждены медалями и нагрудными знаками. Орденом Мужества был награжден и управлявший поездом машинист Владимир Горелов, принимавший участие в спасении пассажиров.

[…] к списку литературы […]

You may also like...