Заключение

Начиная с древних писателей и до наших дней, толпу и поведение толпы рассматривают как явления неадаптивные, противоречащие логике борьбы отдельного человека за выживание. Наоборот, стадное поведение животных представляется зоологам вполне полезным, имеющим характер видовых адаптаций.
Адаптация работает только в условиях, в которых она возникла в эволюции. Обычна ситуация, когда в репертуаре животного не существует знания данного стимула среды и, соответственно, неизвестно, как поступать. Наблюдаются две реакции в ответ на такие «непонятные» воздействия (условия). Животное или бегает с места на место (движение как попытка изменить ситуацию), или ложится, замирает. Выбор одного из двух поведений определяется индивидуальными особенностями поведения.
Многие закономерности жизни толпы имеют эволюционные корни, какие мы видели, в механизмах коммуникации, в руководстве-следовании, в структуре толпы и движениях масс людей внутри нее. Однако массовые скопления людей и тем более превращение их в толпу, – явление, эволюционной историей не отрегулированное. Согласно Э. Дюркгейму, толпа – нормальное явление социального поведения людей, результат воздействия социальной среды. Войны, спортивные соревнования, зрелища, массовые волнения в городах или иные причины собрания множества людей в одном месте, свойственны человеческому обществу, так же как животным свойственны скопления в местах обилия пищи, во время миграций и других нерегулярных событиях жизни. В отличие от организованной массы людей и стада животных, возникновение толпы людей и скопления животных могут приводить к хаосу и массовой гибели.
Представленные в этой книге факты и гипотезы, вероятно, убедили читателя, что поведение толпы (толпизм, коллективизм, поведение масс людей в чрезвычайных обстоятельствах) имеет корни в самых разных по глубине слоях эволюционного процесса, а также и в физических закономерностях взаимодействия в массе частиц. Сходство (гомология) поведения людей и животных действительно существует. Далеко не все сравнения людей и «баранов» имеют реальную биологическую основу, но многие, как это не печально признавать, справедливы.
«Судороги» массовых скоплений, ведущие к давке, как и «пробки» в узких местах местности (у перевалов, в дверях, на дорогах, где движение тормозится из-за аварии и остановки автомобилей), токи движения в массе людей, так же как волны возбуждения,
прокатывающиеся по толпе, — все это связано с физическими закономерностями движения частиц в массе. Пробки в людей в дверях на выходе из театра аналогичны затору рисовых частиц в воронке при пересыпании из одного сосуда в другой. Потоки особей в миллионной стае рыб и в многотысячной толпе людей описываются теми же уравнениями, взятыми из гидродинамики.
Инстинктивные проявления страха, такие как «шараханье», позы испуга, непроизвольные физиологические проявления, вроде дефекации и «замерзания», связаны с работой систем нейрогормональной регуляции поведения, возникшей на ранних этапах эволюции. Дефекация испуганной мыши определяется теми же механизмами, что и у человека.
Сближение людей, вольное или невольное, запускает эффекты толпы, которыми люди пользуются (взаимное обогревание, защита от нападения, сопереживание) или от которых страдают (давка). С образованием толпы меняются механизмы коммуникации, принятия решений отдельными индивидами. Имеет место перемешивание (milling). Факт, что поведение людей в толпе резко отлично от поведения людей вне массы.
Паники связаны с проявлениями страха, которые у толпы людей иные, нежели у отдельных индивидов. Происходит потеря собственной воли и следованием за индивидуальными или групповыми вожаками. Доминанта страха, охватывающая толпу, оказывает длительный (многодневный) эффект. Требуются переформирование толпы, введение в нее новых потенциальных вожаков, изменение соотношений мотиваций, отдых от переживаний, прием успокоительных средств (например, алкоголя), чтобы устранить паническое настроение. Страх и механизмы его функционирования у людей закреплены в эволюции механизмами нейрогормональной регуляции.
Агрессивное поведение, будь это поведение войск, толп хулиганов или революционеров, также имеет глубокие эволюционные корни. Агрессивное поведение обеспечивает такие древнейшие среди позвоночных животных механизмы упорядочивания социальных отношений как поддержание дистанций, иерархия и территориальность.

You may also like...