Паника – адаптивна и рациональна?

Паника ни рациональна, ни иррациональна, по мнению Quarantelli[59], к этому явлению неприменимы такие категории. Как от человека, которому оторвало голову, невозможно ожидать бегства или иного поведения, чем соответствующего поведению (позы) мертвого, так и паника относится к другому типу явлений. Quarantelli[60] предлагает определять панику как острую реакцию испуга, при которой теряется самоконтроль, и за которой следуют асоциальное и нерациональное поведение.
Выжившие во время катастроф обычно объясняют свое поведение как внутренне рациональное, как серию интуитивных действий, чтобы спастись. В контраст этому, законодатели, журналисты, инженеры и другие специалисты, работающие в области безопасности массовых скоплений людей, исходят из представлений о некоторых стереотипиях в поведении людей в состоянии паники.
Таким образом, одна из моделей, объясняющих поведение людей в условиях, угрожающих их жизни, основывается на представлениях о внутренней рациональности этого поведения, о серии действий, отвечающих интуитивным намерениям. Противоположная модель, ее можно назвать «моделью панического поведения», представляет некий стандартный образ поведения людей. Вторая модель принята при описаниях катастроф криминалистами, репортерами, а также инженерами, химиками и физиками, которым в работе надо иметь представление о поведении людей в условиях опасности[61].
Если человек уже побывал в критической ситуации и впал в панику, возрастает шанс, что в следующий раз паника снова возникнет. Люди после пожара принюхиваются, им чудится новый пожар. В 1968 г я приехал в Ашхабад, встретился с людьми, пережившими ужасное землетрясение 1948 года и значительно более слабое в 1968 г. В 1948 г погибло от 60 до 100 тысяч человек, город был уничтожен. Нина Трофимовна Нечаева, знаменитый туркменский ботаник, потеряла во время первого землетрясения семью и сама, покалеченная, пролежала многие месяцы в больнице. Она рассказывала мне, что в момент землетрясения 1968 г люди пострадали от того, что, почувствовав толчки, выбрасывались в панике из окон. Как оказалось, ужас 1948 г. еще был жив в них, память мгновенно вызвала паническую реакцию, не было попытки оценить ситуацию, только мгновенное действие.
В какой мере паника рациональна, является ли она потерей самоконтроля? Равна ли она оборонительному поведению, закрепленному в раннем онтогенезе – бежать от вредоносного агента, устраниться, прекратить контакт с ним. Наоборот, не панический ответ соответствует или мгновенному следованию одному из сценариев, уже заготовленному в сознании, или выбору одного из нескольких возможных.
Sime (1995)[62] высказал идею о противоречии индивидуального и общественного в возникновении и толкованиях паники. Нахождение в толпе ведет к более эмоциональному и иррациональному поведению. Он согласен со ставшими классическими взглядами Г. ЛеБона, о том, что поведение толпы принципиально отличается от обычного поведения группы людей. Г. ЛеБон основывался на изучении поведения масс людей во время Великой Французской революции. По мнению Г. ЛеБона, поведение возбужденной толпы иррационально и скорее напоминает детское. Нахождение в толпе ведет к более эмоциональному и иррациональному поведению.

[…] к списку литературы […]

You may also like...