Социальна ли паника?

Старейший взгляд на паническое поведение толпы — люди теряют во время бегства от опасности гуманизм и становятся животными. Их решениями руководит страх. Второй взгляд, развивавшийся E. Quarantelli (1957)[76] как теория коллективного поведения, – люди не становятся животными, но думают только о себе, не соблюдают принятых норм социального поведения.
Исследования паники приводят авторов к противоположным выводам. Согласно одному. люди теряют свою социальность, забывают социальные нормы, думают лишь о том, как спастись самим. Их поведение крайне индивидуалистично. История войн и армий доказывает, что вполне добропорядочные люди, став солдатами воспринимают (в большей или меньшей мере) иную мораль, ведут себя по-иному, чем в мирной жизни.
Другой вывод, также основанный на реальных фактах, люди сохраняют моральные принципы, присущие им в обычной жизни. Aguirre et al. (1998)[77] напоминают, что множество работ показывает, что в толпе возникает сотрудничество, взаимопомощь. Это случается особенно часто, если люди как-то знакомы. Но это затрудняет спасение, чаще ведет к пробкам, через которые трудно пробиться остальным.
Эвакуация в крайней необходимости (emergency evacuation) – форма поведения людских масс с двумя главными типами социального поведения человека: (1) управляемого культурными навыками и принятыми в данном обществе нормами и социально-культурным поведением в чрезвычайных ситуациях и (2) тем, что обычно связывают с поведением масс и толпами. Существуют две стадии эвакуации в чрезвычайных обстоятельствах: решение начать эвакуацию и реальное поведение эвакуации. Допущение, что в толпе имеются акторы, действующие рационально и нормативно, имеет важные приложения для нашего понимания эвакуации в чрезвычайной ситуации. Доказательством этому служит тот факт, что в массе людей находятся люди, которые возвращаются к месту трагедии, чтобы помочь другим, пытаются спасти друзей, заботятся о важных для них вещах.
Quarantelli[78] заметил, что, во время первого броска от опасности, люди бывают асоциальны. В одном из случаев взрыва бытового газа в доме женщина выбежала, оставив ребенка, но едва успокоившись, вернулась за ним. Во время первого панического бегства, люди не делали попыток как-то препятствовать распространению огня или другой опасности. Также, жители Брайтона (одного из районов Нью-Йорка), выбегая из разных подъездов, не взаимодействовали, каждый спасался как мог.
Изучение поведения людей во время пожаров, особенно случающихся у них дома, показало, что люди сохраняют социальные связи со своими родными, пытаются спасти их, вынести их огня. Как мы узнаем из свидетельств очевидцев землетрясений, социальные связи и в этом случае остаются крепкими. После первых мгновений чисто инстинктивного поведения (удалиться от опасности, выйти из угрожающей обстановки) люди возвращаются в свой социальный облик, к заботе о близких, к своей социальной роли. После падения самолета на жилые кварталы района Элизабет в Нью-Джерси, семьи выбегали, оставаясь коллективами, соседями, предупреждали друг друга и вместе выбирали пути спасения. Quarantelli[79] анализирует и противоположную ситуацию, когда паники не возникало, несмотря на внезапность и ужас происходящего.

[…] к списку литературы […]

You may also like...