Российский опыт Первомая (часть 2)

Грузовики использовались демонстрантами в качестве таранов для преодоления оставшихся заграждений. Милицейский офицер с крыши автобуса призывал людей к благоразумию, толпа не желала слушать. Прорывом руководили с одного из грузовиков члены «Союза офицеров», в том числе Станислав Терехов (он в итоге получил травму переносицы). Виктор Анпилов с капота грузовика призывал людей заполнять промежутки между двумя рядами машин заграждения. В «боевых порядках» демонстрантов команды также отдавал взобравшийся на машину Игорь Маляров. Он также непосредственно участвовал в столкновениях, в ходе которых был избит ОМОНом. Кроме машин, стоявших в заграждении, внимание демонстрантов привлек находившийся в арке дома 37 возле магазина «Деликатес» (бывшая «Диета») трейлер международных перевозок с продуктами. Шофер-поляк был побит, а трейлер, спущенный с тормозов, укатился во двор и повредил три гаража. Из гаража Макаревичей, вставшего дыбом, были изъяты канистры с бензином, позднее использованные для поджога автомобилей. Со свалки во дворе были взяты и использованы в драке металлические и деревянные палки.
Видеокамерами, наблюдателями и свидетелями зафиксированы случаи зверского избиения сотрудников милиции и ОМОН. В ходе одного из таранов (по свидетельству очевидцев, в кабине при этом находился демонстрант в камуфляжной форме) был раздавлен скончавшийся через четверо суток сержант ОМОН Владимир Толокнеев.
Уже в 11.35 стало ясно, что пострадавших много и что оставшиеся заграждения могут быть окончательно прорваны. Пешим маршем с Октябрьской площади были направлены подкрепления – две роты (около 300 человек) неэкипированной милиции. Только около 11.40 прибыли затребованные в самом начале столкновения водометы. Они были немедленно применены и несколько отогнали толпу, но воды в них хватило лишь на несколько минут, а напор был явно недостаточен.
В течение всего хода столкновений в тыл милиции и ОМОН прибывали лишь незначительные подкрепления.
Около 11.45 ОМОНовцы перешли в контратаку. Сказалась, вероятно, происшедшая на их глазах трагедия с Толокнеевым. У большинства демонстрантов это вызывает панику. Однако ОМОН не пытается прижать людей к машинам, всякий раз давая уходить. Тем не менее в боевых порядках милиции, между заграждениями, оказались окружены десятки участников митинга, ведущих агитацию на грани оскорбления действием. Им не препятствуют.
В ОМОНовцев летели камни, палки, какие-то металлические детали, обломки досок из борта грузовика. Для метания использовали подшипники, по одной из версий обнаруженные в кузове грузовика заграждения (автомобили не готовили специально к
постановке в заграждение и подшипники могли оказаться там случайно); вскоре открытием демонстрантов воспользовались ОМОНовцы, кидая подшипники обратно в толпу. По версии ОМОН, абсолютно новые подшипники с маркировкой «23-й ГПЗ» были привезены в больших ящиках на грузовике, задержать который не удалось.
Только в этот момент (около 11.50) началась переброска специально экипированных подкреплений. Около 700 человек ОМСДОН (отдельной мотострелковой дивизии особого назначения им. Дзержинского) были направлены из центра города к Калужской заставе. Прибыли они в тыл обороняющимся около 12.10, и, постояв минут десять, были отправлены на Октябрьскую площадь для замены милиции в первых рядах заграждения, что произошло около 12.40. Конница также начала выдвигаться около 11.50 и прибыла в тыл милиции около 12.20.
Примерно в 11.55 в ходе контратаки демонстранты были наконец отброшены за пределы заграждений; преодолев оставленную демонстрантами линию техники, ОМОН вступил в соприкосновение с основной массой митингующих, не участвовавших в прорыве, но ждавших его результата. Эти люди – стояли рассредоточено по Ленинскому проспекту. Кто-то в этот момент попал под дубинки ОМОНа, было много пострадавших, что дало возможность заявить о трех убитых ветеранах и т. п. Люди в панике бежали, многие – в Нескучный сад, кто-то укрылся в пустых троллейбусах. Убегавших не преследовали.»

[…] к списку литературы […]

You may also like...