Панический страх индивидов

Типичные симптомы панических расстройств («panic disorder») у отдельных людей – одышка, головокружение, сердцебиение, дрожь, тошнота, потливость. Присутствуют также психологические симптомы – ощущение приближения смерти, наступающего сумасшествия, предчувствия неконтролируемых поступков. Паническое расстройство поведения случается весьма часто. В США оно наблюдается примерно у каждых двух индивидов из 100 [242].
Особый тип панического поведения соответствует состоянию тревоги («anxiety»). Психиатры, хотя и диагностируют тревожные состояния как «расстройство панического типа» (“panic disorder”), но различают как особый вид заболевания, который не лечится препаратами, подходящими для лечения приступов, относимых к действительным «паническим атакам» [243]
И. Павлов, обобщая свои наблюдения за проявлениями страха и истерии, пишет о том, что это продукт слабой нервной системы, повышенной эмоциональности. Предлагая модель функционирования мозга, Павлов указывает на непосредственную связь истерии с внушаемостью и самовнушаемостью. Страх, особо хорошо изученный во время войн, представляет «симптомы, которые у людей с сильной нервной системой или совсем не проявляются, подавляются, или быстро исчезают, а у слабых людей затягиваются на некоторое время и делают их неспособными к дальнейшему участию сейчас же в военных действиях, освобождая, таким образом, их от обязательства дальше подвергать свою жизнь опасности[244]. Не только ужасы войны, но и много других опасностей для жизни (пожар, несчастие на железной дороге и т.д.) вызывают у слабого человека сильнейшие реакции, запечатлеваются надолго или навсегда. Павлов доказывает, что не только движения, но и параличи (неспособность двигаться) возникают под воздействием сильного страха. Ощущения страха усиливаются и разрастаются до чрезвычайных разменов, делающих субъекта инвалидом[245].
Существует несколько моделей, объясняющих соматические и психические расстройства при панических состояниях. Показано, что такие состояния возникают при дисфункции норадренергетической активности. В модели Barlow (1991) панические состояния связывают с эмоциями. Приступ паники следует за пережитым стрессом. Чаще всего это бывает фальшивая паника. Некоторые люди генетически предрасположены к панике (это связано с особенностями функционирования их симпатической нервной системы). Лекарства, понижающие порог физиологического возбуждения, редуцируют и интенсивность ощущения страха. Сейчас, чаще используют многомерные модели паники, включающие и физиологические, и психологические причины[246].
Люди, пережившие катастрофы, часто ощущают эмоции паники, страха или тревоги. Однако у некоторых людей такие ощущения возникают без видимых причин, независимо от того, случилось ли в их жизни что-то ужасное. Паническое поведение животных, проявляющееся без видимых внешних причин, также достаточно обычное явление у видов-жертв (например, у грызунов, у копытных). Без видимых стимулов к тому животное стремглав бросается в убежище, стадо вдруг бросает кормежку, собирается в плотную массу, бежит. Охотники полагают даже, что таким образом животные провоцируют вероятного хищника проявить себя, показаться из засады, поверив, что он обнаружен.
У собак, выращенных в условиях обедненной среды, у животных, посаженных в клетку наблюдается паническое поведение: они бьются о стенки, страдают стереотипией поведения – часами бегают из угла в угол. Эти животные, нередко, перегрызают себе хвосты, у них ярко выражена агорафобия (боязнь открытого пространства). Они плохо приручаются, сохраняя неустранимый страх перед человеком, даже если он их кормит.
Н. Миклухо-Маклай (1994)[247] заметил, как из убегающих туземцев Малайзии непроизвольно выпадал кал. «Медвежья болезнь» от страха, как известно, вошла в поговорку. Задержка дефекации – культурный феномен, приобретаемый в онтогенезе человека в течение первых лет жизни. Выключение этого навыка в момент панического страха вполне свидетельствует о доминировании в поведении испуганных людей врожденных особенностей поведения.
Как мы видим, эмоциональное предвидение играет в паническом поведении ведущую роль, а максимальная двигательная активность представляется единственным адаптивным ответом. Однако свидетели вспоминают, что побуждение к бегству действовало до определенного предела – пока он находился в зоне, где он мог быть поражен. Как видим, панический страх сочетался и с навыками бегства (не было затаивания или какого-либо другого поведения, например, стремления вернуться и помешать взрыву) и определенным уровнем ориентации (восприятия действительности, расположения предметов, понимания, где опаснее находится (Quartrinelli[248], 1954).
22 декабря 1994 в вагоне нью-йоркского метро взорвалась банка из-под майонеза, наполненная воспламеняющейся жидкостью. Blum (1996, 678-679) приводит свидетельства очевидцев: «Истерическое» бегство людей, стремившихся скорее отбежать от вагона, из окон которого вырывалось пламя. …Люди бежали, падали, вскрикивали. Два пассажира лежали на полу вагона, объятые пламенем. Несколько храбрых пассажиров пытались сбить с них пламя, накинув на них свои пальто… Выжившие рассказывали об истерической вере, что смерть неминуема.…Каждый думал лишь о себе…Лори Мун видела пламя, приближающееся прямо к ней, пламя охватило всех вокруг, горящие люди преграждали ей путь к выходу…Наконец, я выбежала…Я упала от нервного потрясения. Я должна была ползти от вагона. Я не могла встать. Я не знаю почему».
Один из пассажиров был сбит с ног, люди бежали по нему. Позднее он рассказывал: «Я думал мир погиб». Однако там были люди и по-другому воспринимавшие происходящее. Полицейский, вошедший в вагон, увидел двух пассажиров, лежавших на полу и охваченных пламенем. Несколько пассажиров похрабрее, сняв свои пальто, били ими по лежащим, пытаясь сбить пламя.

[…] к списку литературы […]

You may also like...