Защитный эффект толпы и стада

Одна из наиболее общих характеристик группы – число особей. Практически любое исследование социальной структуры животных включает данные о величине встреченных групп. При статистическом изучении размера групп у разных видов обнаруживаются определенные моды, соответствующие группам с характерными особенностями социальных связей, условий возникновения или адаптивных функций. В последних двух случаях можно говорить о критических размерах, при достижении которых группа приобретает или теряет определенное качество. Минимальной по размеру группой считают двух животных, (но не мать с сеголетком). Наиболее обычна личная привязанность двух-трех особей, будь то три самки или самец и две самки. Например, дружат две-три кобылы (речь идет о табунном коневодстве, о зебрах). Практически всегда вместе с самками (одной или всеми) находятся сеголетки, что определяет общий размер группы в 3–7 особей у копытных и у хищных, принимая среднее выживание молодняка.
Млекопитающие могут помнить одновременно до 100 соседей в «лицо». Возможно, что хищники способны запоминать запах и большего числа особей (это мнение основано на изучении служебных собак-ищеек). В природе из-за низкой плотности населения такое количество хищников в одном урочище встречается редко. Максимальный размер групп млекопитающих определяется в 200 тыс. особей. Так, скопления до 100 тыс. наблюдались у северных оленей в период миграций (Якушкин и др., 1970)[97], до 200 тыс. – у голубого гну (Estes, 1969)[98].
Стаи рыб бывают настолько велики, что ихтиологи (и летчики, когда ведут наводку рыбаков на места, подходящие для промысла), оценивают размеры стай по площади (при взгляде сверху) и высоте. Например, большие стаи черноморского анчоуса занимают площади до 400 тыс. кв. м. По высоте стаи бывают до 60 м. Крупная атлантическая треска держится стайками до 10 рыб, мелкая – по несколько десятков. Дальневосточная сардина встречается стаями до полумиллиона особей. Во время нереста некоторые виды морских рыб собираются в миллионные стаи[99].
Движущиеся стаи рыб, обитающие в открытых морях, отличаются удивительным сходством ориентации и «шахматным» расположением рыб в стае. Как было рассчитано гидрофизиком В. Шулейкиным100, между близкими телами, перемещающимися в жидкости в одном направлении, действуют силы отталкивания. Они тем сильнее, чем больше тела. Для мелких рыб эти силы невелики, а для крупных – значительны, что и заставляет рыб (например, в стае быстро плывущих тунцов) выстраиваться в шахматном порядке. Позади плывущих рыб возникают завихрения, мешающие тем, что плывут сзади, им лучше плыть сбоку и на определенной дистанции. Линейная дистанция между особями в ходовых стаях составляет от 2-3 до 4-5 средней длины тела рыб. Любопытно, что и у наземных животных индивидуальная дистанция составляет 3-5 длин тела.
Движущаяся стая рыб имеет «ячеистую» структуру. Число рыб в ячейках обычно не превышает 3-5 рыб. Именно в пределах этих небольших субгруппировок реализуется упорядоченное расположение рыб относительно друг друга в стае. Рыбы выстраиваются либо клином, либо уступом – в линию одна чуть позади другой. Расположение рыб постоянно меняется, в перегруппировании участвуют все рыбы, независимо от того, находятся они впереди, в середине или в задней части субгруппировки[101].
Радаков и его коллеги[102], моделируя поведение многотысячных стай рыб нашли, что потоки рыб внутри стаи и при обтекании препятствий, например, рыболовного трала, подчиняются законам движения жидкостей. Так и социологи, моделируя движение человеческих толп (например, при входе на стадионы), создают модели, позволяющие лучше спроектировать пространство, где происходят массовые собрания людей[103].
Стремление людей приблизиться к стоящему впереди человеку, вероятно, может трактоваться как поведение намерения (intention movement) (Drickamer et al., 2002)[104]. Люди стремятся поскорее выбраться из опасного места и пытаются ускорить этот процесс, сокращая до минимума дистанцию с впереди стоящими. Такое поведение мы наблюдаем в очереди в аэропорту на регистрацию, а в былые времена так бывало в очереди за продуктами, за билетами. Способность удерживать себя на расстояние индивидуальной
дистанции свойственна более воспитанным людям. Индивидуальную дистанцию человека можно оценить, примерно, в 0,5-3 м. Это от дистанции негромкого разговора до расстояния, на котором ощущается запах собеседника.
Sullivan (1977) вслед за другими исследователями связывает образование «критической массы» собрания людей, с процессами взаимодействия между ними. Число людей в группе должно позволять поддерживать влияние поведения одних на других. Если связывать поведение толпы и процессы взаимодействия, мы поневоле должны принять во внимание возможности коммуникации между людьми. В тесной толпе, где люди прижаты друг другу или находятся на расстоянии вытянутой руки, критическая масса толпы будет другой, нежели в рассеянной толпе. Задымление, звуки бомбежки или сирен прерывающие коммуникацию, отражаются на возможности коммуникации и, следовательно, способствуют рассеиванию масс.

[…] к списку литературы […]

You may also like...