Заболачивание. Растворение

Перевод слова “swamping” как «заболачивание» образен, но вполне отражает явление. Хищник или враг «тонет» в массе жертв, не знает, какую схватить. К тому же рано или поздно наступает насыщение, убивать больше не хочется. Эсэсовец Нойман в своем откровенном рассказе о походе в Россию[108] приводит множество свидетельств расправ над мирными жителями, партизанами, пленными, в которых палачи, устав, делают перерыв, пытаются изобрести что-нибудь «позанятнее».
Самки собираются для отела, для размножения в одно место, потому что хищники не могут выесть всех новорожденных. Действует принцип: «всех не съешь, всех не убьешь». Такова же стратегия кровососущих насекомых – невозможно перебить всех комаров, мух
и других назойливых насекомых.
Сбор животных для размножения широко известный феномен в животном мире: лежбища ластоногих, отельные пастбища северного оленя и сайгаков, собрание пингвинов для выращивания молодых вдали от морского берега.
Люди жмутся друг другу в состоянии крайнего ужаса. Известно стремление людей спрятаться друг за друга. Это соответствует ситуации, когда на стадо животных нападает хищник. Возникает эффект «растворения» (“dilution”), одна особь прячется за другую, хищник не может сосредоточиться на погоне за одной особью, а попеременное преследование бесполезно.
Для нескольких видов копытных животных характерно скопление самок на период рождения детенышей (сайгак, северный олень). В первые сутки после рождения новорожденные не могут быстро бегать, следовать за матерями. Не только волки, но и медведи, и лисы, и орлы охотятся на малышей. Однако всем этим хищникам свойственна территориальность, т.е. защита своего участка обитания (своей территории) от вторжения конкурентов. Счастливый обладатель территории, на которой проводят отел олени и антилопы (сайгаки), конечно сыт по горло. Но он не в силах съесть больше, чем может.

[…] к списку литературы […]

You may also like...